Кофеиновая радость

Ничто мне ещё так не приподнимало настроение, как небольшая передозировка кофе. Это Вам не просто какое-то банальное удовольствие или удовлетворение потребности. Это безбашенная кофеиновая радость!

Сидел как-то недавно перед вечерней тренировкой и усердно что-то обдумывал. А, поскольку это состояние для моей психики является далеко не самым привычным, я очень сильно старался и, соответственно, весьма сильно уставал. Через долгие и мучительные минуты полторы самоистязаний мыслительным процессом, мозг сделал мне предложение, от которого я не мог отказаться — он мне сказал, примерно, так: «Палыч, ну, не твоё это, думать… пошли лучше что-нибудь сожрём и баиньки!» Ну, как ему откажешь…

Вот только поесть с собой ничего не было, а тема-то уже поднята, так что как-то выходить из ситуации надо в любом случае. Взяв на себя ответственность произвести ревизию кухонного пространства тренерской, я обнаружил кучу разной полезной для здоровья, но совершенно бестолковой в моей непростой ситуации хреновни: чаи, травки, сушеные веточки вперемешку со столь же беспощадно высушенными ягодками. Я, конечно, травоядный, но до соломы пока не дошёл. Копнув немного поглубже, я обнаружил его, а точнее, их — сахар и молотый кофе.

«Наконец-то, человеческая жратва!» — радостным возгласом присоединился к нам с мозгом желудок и понеслась… Три кружки крепкого заварного кофе в течение менее, чем получаса сделали своё чёрное дело — дали мне такой заряд энергии, что, буквально, превратили меня в зайчика из рекламы батареек, а также окончательно вынесли мне весь мозг, довершив этим вышеупомянутый образ.

Вполне естественно, что ни о какой продуктивной работе уже и речи не было. Весь оставшийся вечер я провёл в режиме автопилота. Нет, не совсем точное определение. Автопилот — это когда человек вымотан настолько, что едва перебирает ногами по пути домой, и то, только от того, что мозг постоянно напоминает, что если сдаться и перестать перебирать ногами, то придётся ночевать прямо здесь без ужина и одеялка. Ужасное, гнетущее состояние…

А у меня было всё иначе — всё было очень, даже чрезмерно радостно и, практически, при полном отсутствии вмешательства в мою деятельность со стороны мозга. Вышеупомянутый паразитический орган лишь изредка приходил в себя… ну, или в меня, это как посмотреть… Но ничего путного он мне не говорил, только тыкал носом в совершенно обыденные вещи и заставлял по-дурацки посмеиваться.  Чистейшая радость бытия, не меньше.

Пошёл на занятие, что-то там объясняю, показываю и командую, а в голове только и крутится: «Гы, какие же у этих японцев слова прикольные. Понятно, почему они когда командуют, лица суровые делают и гавкают погромче — это чтобы так сильно ржать не тянуло. И как они такими словами могут друг другу объяснить, как такие хорошие мотоциклы делать?»

Потом захожу в тренерскую и вижу там на столе какую-то книжку из разряда философско-эзотерически-просветительных. Смотрю на неё и ржу. Думаю, мол, какой смысл так обложки верстать, весь маркетинг к чертям, никто покупать не будет… Тут же прямо на обложке написано «Ты вечен». То есть, что автор донести хотел, уже донёс. Увидел бы в книжном магазине на полке эту книгу — прочитал бы фразу на обложке, принял к сведению и пошел бы дальше, в чём смысл тратить деньги и время на то, что уже так лаконично преподнесено сходу?

Дарт Вейдер с кукишем
Дарт Вейдер с кукишем

Присмотрелся повнимательнее и начал ржать еще активнее. Почему? А потому, что, если сильно прищуриться, то на обложке Дарт Вейдер кукиш вверх показывает. Не видите? А вы ещё сильнее прищурьтесь. Круто, да? А знаете, как я этого Вейдера на обложке обнаружил? Я сильно прищурился! А зачем я это сделал? Сам не знаю. Теперь, вот, думаю: «Я что, всегда, когда вижу новую книжку так сильно щурюсь или только под воздействием кофеина? Надо как-то проверить…»

Выхожу в коридор, а там — журналы на журнальном столике лежат. Вроде, мелочь, а меня уже радует — я думаю: «Интересно, а такие вещи, как книжный или кофейный столик есть? Наверняка, ведь звучит весьма обыденно. Но вопрос-то в другом — если у меня, например, есть и кофейный столик и журнальный столик, а я переложу журналы на кофейный, а кофе буду пить за журнальным, то останутся ли столики самими собой? Не потеряют ли они, так сказать, сакральный смысл бытия?»

Подхожу поближе, беру журнал. Хм… Вроде, не щурюсь. Блин, а может, у меня этот рефлекс только на книги срабатывает? Или, может, я на журнал и прищуриться не смогу? Ужас! Надо проверить… Получилось! Прищурился! Зачем? Не знаю… но знаю, что лучше мчать домой, пока никто санитаров не вызвал.

Еду в автобусе домой, на одной из остановок из динамика доносится голос, объявляющий остановки: «Улица 45 стрелковой дивизии.» Я опять сижу и хихикаю, как припадочный. Почему? Потому что рассуждаю о том, что же отличает сурка пятой стрелковой дивизии от сурка, например, седьмой стрелковой дивизии? И зачем, собственно, этой пятой стрелковой дивизии нужен был сурок? Может, как талисман? У третьего пехотного полка, наверное, выдра была… Хотя, нет — вряд ли просто талисман, ведь сурок пятой стрелковой дивизии, очевидно, совершил какой-то воинский героический поступок, раз в его честь целую улицу назвали…

Сурок пятой стрелковой дивизии
Сурок пятой стрелковой дивизии

В общем и целом за вечер под кофеиновой радостью я осознал, что неумение по-человечески изъясняться не является помехой индустриальному развитию нации, что сетями тёмной стороны наш мир окутан, что суть журнального столика определяет не его содержимое, а его отношение к содержимому и что сурки имеют важное стратегическое значение. Ах, ну, и, может быть… что третья кружка кофе, вероятно, была лишней.

Поделиться:

Добавить комментарий

Войти с помощью: